«Нам не нужны чужие деньги. Отдайте нам наши, и мы уедем!»

На минувшей неделе центральные и региональные СМИ всколыхнула волна информации о якобы «атаке» на центральный офис ПриватБанка, находящийся в г.Днепр. И чего только не писали об этих событиях… В самом банке расценили эту акцию «как еще одну попытку давления». При этом его пресс-секретарь Олег Серга написал в комментариях следующее: «Рабочим на заводе сказали – идите забирайте вашу зарплату у Приватбанка». Но если по существу, действительно еще с 20 сентября многочисленная команда ферросплавщиков абсолютно мирно, причем заранее проинформировав местные органы власти, с самого утра расположилась у стен ПриватБанка. Чего требовали заводчане и почему так нервно реагируют на присутствие рабочего класса банкиры, узнавал «ЭМ».

– Цель нашей мирной акции – добиться возвращения более 22 миллионов гривен, которые нам в качестве регресса должен ПриватБанк, – рассказал о сути происходящего директор по корпоративными юридическим вопросам Евгений Бовкун. – В свое время ПриватБанк взял кредит у Национального банка Украины. Наше предприятие и ряд других выступили гарантами по этому кредиту. От нас в качестве гарантии по кредиту была заложена вся железнодорожная техника – вагоны и тепловозы. В 2016 году ПриватБанк должен был рассчитаться с НБУ, но этого не произошло. В свою очередь Нацбанк обратился с иском к нашему предприятию, чтобы забрать имущество. В августе 2019 года по одному из трех дел в суде подписали мировое соглашение на суму 21, 9 млн. грн. плюс госпошлина 190 тысяч гривен. 6 сентября мы вернули НБУ более 22 млн. гривен. Теперь, согласно закону, ПриватБанк должен нам вернуть эти деньги в качестве регресса. Мы обратились к ним с письмом-требованием, чтобы вернуть деньги. Срок истек, но денег нам никто не вернул и на переговоры с нами не вышли. Поэтому мы и приехали требовать вернуть нам деньги.

Как отметил Евгений Иванович в суде находятся еще два дела на сумму более 100 млн. гривен. Чтобы сохранить свой подвижной состав и выполнять производственные задания, то придется платить.
– К сожалению, Приватбанк не стремится отдавать нам эти деньги, – констатирует Евгений Бовкун. – А это наши оборотные средства, деньги, которые должны идти на развитие предприятия. А мы их «выдернули» из оборота и отдали в счет кредита. Поэтому уже сегодня мы подаем иск в суд о взыскании этих средств с ПриватБанка. Но это не быстрый процесс, который представители банка будут всячески затягивать. Это уже видно по их действиям. Поэтому было принято решение о проведении мирной акции предупреждения. И мы будем здесь стоять и требовать уплаты.

Ближе к обеду, видимо осознавая, что деньги любят тишину, приватовцы решились на переговоры, отметив, что даже во время войны бывают затишья. Разумеется, скрежет и грохот на улице стих. Около часа за закрытыми дверями, без доступа прессы по инициативе банка велись переговоры. А в это время сотрудники банка пошли, на казалось, бы благородный жест, предложив заводчанам чай и печенье, стулья и даже музыку. Но не тут-то было… Вскоре в соцсетях начался открытый троллинг, в котором утверждалось, что заводчане, якобы тут расположились на пикник.

– Помните, что вещали немцы через свои громкоговорители во время войны: «Сдавайтесь! Здесь вас ждет чай, сухое белье»… Примерно такая же ситуация сложилась и сейчас, – охарактеризовал результаты переговоров с сотрудниками Приватбанка председатель профкома завода Владимир Романенко. – К сожалению, результат от нашей встречи нулевой. Сложившуюся ситуацию даже объяснить сложно. Они не готовы к диалогу, там не с кем разговаривать. Евгений Иванович Бовкун направил в адрес банка официальное письмо, на которое они должны были дать ответ. И здесь нас заверили, что отправили его по почте, но на руки официальному представителю нашего завода они отказались его предъявить даже при наличии документов, подтверждающих личность. Это просто затягивание процесса. Нам не нужны чужие деньги. Отдайте нам наши и мы уедем!

– Ганьбаааа! – загудели ферросплавщики и усилили шумовое воздействие.

– Была проведена встреча с представителями ПриватБанка, но на ней присутствовали неуполномоченные лица, которые не могут решить этот вопрос, – с сожалением констатировал Евгений Бовкун. – Нас попросили прекратить забастовку, обещая разобраться в вопросе, но диалога не состоялось. Наоборот в интернете появились фейковые клипы, созданные ПриватБанком, якобы мы сюда приехали не на мирную акцию протеста, а на пикник. Это вызывает только возмущение. Мы думали, что ПриватБанк более солидная организация, не позволяющая себе такого неуважения к людям. Более того, они утверждают, что к этой теме не имеют ни малейшего отношения. Мы все доказали. У нас есть документы, а у них ответов нет. Поэтому мы продолжаем нашу мирную акцию и ждем дальнейшего развития ситуации.

Да уж, стиль поведения сотрудников ПриватБанка сложно назвать корректным. Но это можно оставить на их совести. А вот против фактов, как говорится, не попрешь. Напрасно они искажают информацию и прикидываются абсолютно не имеющими отношения к этому делу. Ведь они являются правопреемниками и долгов, и обязательств. Им была известна также и дата проведения судебного заседания, материалы которого они могли изучить в суде и просто ознакомившись с текстом Постановления, которое они получили. И уж тем более они не могли не знать о том, что по их долгам, которые они должны были оплатить еще в 2016 году, рассчитались поручители. И именно ПриватБанк является первоначальным должником, к которому абсолютно обоснованно наше предприятие предъявило регрессный иск.
Как результат, вся неделя прошла для многих заводчан у стен ПриватБанка, на которых все так же исправно тикают фирменные банковские часы. Вот уж они-то прекрасно знают, что «время – деньги», которые можно сэкономить, не дожидаясь решения судов. А ведь уже есть прецедент, когда в аналогичной ситуации у ПриватБанка в суде было выиграно дело Толкачевским ГОКом. Что ж, мы терпеливые, погремим еще…

Аргументы заводчан

– Мы приехали сюда, чтобы требовать возврата денег, потому что в свое время наше предприятие выступило гарантом по долгам ПриватБанка, – говорит и.о. заместителя начальника ЖДЦ Александр Баранник. – Мы со своей стороны обязательства выполняем, часть средств уже выплатили и делаем все для того, чтобы сохранить подвижной состав и обеспечить рабочий ритм предприятия. Но не только наш цех, но и весь завод для реализации инвестпрограммы требуют постоянных капиталовложений. Это отлично понимает наш генеральный директор, ведь он не только металлург, но и хозяйственник. А те средства, которые могли бы пойти на развитие нашего завода, засели в недрах банка. И мы требуем, чтобы нам их вернули их, чтобы вложить в развитие предприятия.

– Мы сегодня здесь, потому что должны отстоять права нашего завода, у которого сейчас и без того сложное финансовое состояние в связи с повышением тарифов на электроэнергию, – говорит слесарь-ремонтник ЦПФ Артем Скрипник. – А ПриватБанк не возвращает нам долги. Это создает большую финансовую нагрузку на предприятие. В связи надо урезать фонды по обновлению оборудования и прочие проекты. В первую очередь мы отстаиваем свое право на труд. Поскольку каждый из нас понимает, что может остаться без работы. А наше предприятие – градообразующее, без него город просто-напросто не сможет жить. И куда нам деваться? В Польшу ехать не хочется. Поэтому мы будем стоять на своем – будем требовать возвращения долгов.

– У банка есть задолженность перед нашим предприятием порядка 22 миллионов гривен и это достаточно серьезные деньги, – поясняет зам.начальника ЦЛАМ Сергей Страколист. – Учитывая постоянный рост цен на электроэнергию и железнодорожные перевозки, объем оборотных средств для предприятия имеет существенную роль. И у нас в связи с этим возникают определенные трудности. Особенно, если учесть, что наше предприятие социально ориентированное. Зарплату у нас выплачивают вовремя, сохранена вся социальная сфера, особое внимание уделяется реализации экопрограммы. Но могут появиться достаточно большие проблемы с поддержанием текущей работоспособности. Судебное заседание прошло, сроки все вышли – а денег нет. Поэтому мы были вынуждены сюда приехать, чтобы донести свои требования.

– Мы продолжаем нашу мирную акцию протеста против того, что ПриватБанк не возвращает наши 22 миллиона, – говорит Владимир Романенко. – Это, казалось бы, небольшие деньги для такого гиганта как НЗФ. Но если смотреть на эту ситуацию с другой стороны – со стороны коллективного договора, то это существенные деньги. Недавно состоялось отчетно-выборное собрание, на котором я приводил следующие цифры: завод тратит на содержание социальной сферы 47 миллионов гривен в год. Социальный пакет предприятия обходится в 60 миллионов гривен. Давайте представим себе, что женщины, которые имеют право уходить сразу после определения беременности в социальный отпуск и получать среднюю зарплату не будут иметь такой возможности, или при рождении ребенка не будем выплачивать дополнительные средства. Давайте частично свернем программы. Я думаю, что именно вот эта социальная составляющая и есть той самой важной причиной, по которой мы здесь.

 

Про це та інші новини заводу читайте в 39 номері газети трудового колективу АТ «Нікопольський завод феросплавів» – «ЭлектроМеталлург».

ЭМ-39